nervalis: (Default)
Елки,  я все-таки чучело, каких мало.
Ну, в конце концов, это простое человеческое желание - не видеть окружающий нас радужный и волшебный мир. Заехала себе теперь уже в другой глаз ножницами. Метко попала. Вай, думаю, как хорошо и правильно водиться с докторами! Позвонила знакомому офтальмологу, такая фигня, говорю, глаз болит адски и вообще весь вытек не видит нихрена. Он говорит - есть, мол, мазь солкосерил? Есть, отвечаю. Он - ну мажь. И - марш в травмпункт!
Ну, я послушно помазала, потом резво поймала такси и поехала на Тверскую в родную уже глазную больницу. Принимают меня там по блату вне очереди, сажают на стульчик перед специальным прибором. Врачиха смотрит в упор и задает вопрос: а с левым-то глазом у тебя че? А, - отвечаю, - ерунда. Фингал у меня там. Понятненько, - говорит врачиха. А почему на правом глазном яблоке не только царапины, но и множественные ожоги? Ой. Вот откуда ожоги - убей не помню. Не жгла я его, только колола, правда-правда.
Оказалось, что добрая мазь солкосерил, которую посоветовал мне добрый доктор, бывает двух видов - для глаз и для неглаз. Понятно, что у меня в аптечке оказался второй вариант, который при попадании на слизистую и вызывает ожоги. Ох, не зря, не зря предупреждают плакаты в поликлиниках об опасностях самолечения!
В общем, напрасно я размечталась о стеклянном глазе. Через три дня, говорят, все пройдет как ни бывало. Врач сказала зрачком не крутить и вообще надеть шоры. Ок, шоры должны быть в каждом доме, пойду поищу.
nervalis: (Default)
Елки,  я все-таки чучело, каких мало.
Ну, в конце концов, это простое человеческое желание - не видеть окружающий нас радужный и волшебный мир. Заехала себе теперь уже в другой глаз ножницами. Метко попала. Вай, думаю, как хорошо и правильно водиться с докторами! Позвонила знакомому офтальмологу, такая фигня, говорю, глаз болит адски и вообще весь вытек не видит нихрена. Он говорит - есть, мол, мазь солкосерил? Есть, отвечаю. Он - ну мажь. И - марш в травмпункт!
Ну, я послушно помазала, потом резво поймала такси и поехала на Тверскую в родную уже глазную больницу. Принимают меня там по блату вне очереди, сажают на стульчик перед специальным прибором. Врачиха смотрит в упор и задает вопрос: а с левым-то глазом у тебя че? А, - отвечаю, - ерунда. Фингал у меня там. Понятненько, - говорит врачиха. А почему на правом глазном яблоке не только царапины, но и множественные ожоги? Ой. Вот откуда ожоги - убей не помню. Не жгла я его, только колола, правда-правда.
Оказалось, что добрая мазь солкосерил, которую посоветовал мне добрый доктор, бывает двух видов - для глаз и для неглаз. Понятно, что у меня в аптечке оказался второй вариант, который при попадании на слизистую и вызывает ожоги. Ох, не зря, не зря предупреждают плакаты в поликлиниках об опасностях самолечения!
В общем, напрасно я размечталась о стеклянном глазе. Через три дня, говорят, все пройдет как ни бывало. Врач сказала зрачком не крутить и вообще надеть шоры. Ок, шоры должны быть в каждом доме, пойду поищу.
nervalis: (Default)
приобрела в телефонном секонд-хенде секонд-хендный телефон.
многое узнала о предыдущем владельце.
во-первых, мужчина.
во-вторых, очевидно, шпион.
в-третих, шпион больной, без жилья, без постоянной бабы (или с постоянной плюс несколько на экстренный случай) и любящий хорошо поесть. 
вот какие контакты были обнаружены в его нестертой записной книжке:
Агент Роза
Агент Бандерас
Ася мясо
Блядь
Дежур. аптека1
Дежур. аптека2
Дрянь
Кв. съем1
Кв. съем2
Любаша вишня
Шалава
все прочие контакты на первый взгляд вполне невинны.
контакт Агента Розы на всякий случай списала себе, мало ли что.
затем почистила телефону карму.
upd: и протерла спиртом.
nervalis: (Default)
приобрела в телефонном секонд-хенде секонд-хендный телефон.
многое узнала о предыдущем владельце.
во-первых, мужчина.
во-вторых, очевидно, шпион.
в-третих, шпион больной, без жилья, без постоянной бабы (или с постоянной плюс несколько на экстренный случай) и любящий хорошо поесть. 
вот какие контакты были обнаружены в его нестертой записной книжке:
Агент Роза
Агент Бандерас
Ася мясо
Блядь
Дежур. аптека1
Дежур. аптека2
Дрянь
Кв. съем1
Кв. съем2
Любаша вишня
Шалава
все прочие контакты на первый взгляд вполне невинны.
контакт Агента Розы на всякий случай списала себе, мало ли что.
затем почистила телефону карму.
upd: и протерла спиртом.
nervalis: (Default)
Эксперимент по отлучению от жэжэ показал, что отсутствие писем в почтовом ящике способно повергнуть в уныние даже за несколько дней. А так все-таки имеем иллюзию насыщенной жизни и даже присутствия в социуме.
К тому же, умище-то девать некуда, кроме статей в девичьи журналы требуются ему и более утонченные развлечения. Поэтому продолжаю рассказывать дурацкие истории.
Вот, например, все вокруг гудят, никак успокоиться не могут, раскрашенного Штирлица обсуждают. А я это кино уже давно смотреть не могу. С тех самых пор, как узнала, почему лицо Тихонова в фильме отражает такую глубокую умственную деятельность.
Рассказывал об этом человек, принимавший непосредственное участие в съемочном процессе. Актер Тихонов (говорил он), вообще-то человек не очень высокого духовного уровня. Иными словами, не интеллектуал. Впрочем, для актера это только плюс. А еще Вячеслав Васильич - страстный футбольный болельщик. Ну, был таковым, по крайней мере.
Так как режиссеру Татьяне Лиозновой было необходимо, чтобы на экране г-н Штирлиц выражал серьезную и продолжительную работу ума, она искала способы сделать так, чтобы  придать лицу актера подходящее выражение. Выход был найден.
Каждый раз, когда Тихонова снимали крупным планом, кто-то из съемочной группы кричал ему: "Вспомни решающий гол Киевского Динамо Донецкому Шахтеру!"
И товарищ Исаев вспоминал. И лицо его отражало все, что требовалось.

(а теперь попробуйте посмотреть сериал, не думая об этом)
nervalis: (Default)
Эксперимент по отлучению от жэжэ показал, что отсутствие писем в почтовом ящике способно повергнуть в уныние даже за несколько дней. А так все-таки имеем иллюзию насыщенной жизни и даже присутствия в социуме.
К тому же, умище-то девать некуда, кроме статей в девичьи журналы требуются ему и более утонченные развлечения. Поэтому продолжаю рассказывать дурацкие истории.
Вот, например, все вокруг гудят, никак успокоиться не могут, раскрашенного Штирлица обсуждают. А я это кино уже давно смотреть не могу. С тех самых пор, как узнала, почему лицо Тихонова в фильме отражает такую глубокую умственную деятельность.
Рассказывал об этом человек, принимавший непосредственное участие в съемочном процессе. Актер Тихонов (говорил он), вообще-то человек не очень высокого духовного уровня. Иными словами, не интеллектуал. Впрочем, для актера это только плюс. А еще Вячеслав Васильич - страстный футбольный болельщик. Ну, был таковым, по крайней мере.
Так как режиссеру Татьяне Лиозновой было необходимо, чтобы на экране г-н Штирлиц выражал серьезную и продолжительную работу ума, она искала способы сделать так, чтобы  придать лицу актера подходящее выражение. Выход был найден.
Каждый раз, когда Тихонова снимали крупным планом, кто-то из съемочной группы кричал ему: "Вспомни решающий гол Киевского Динамо Донецкому Шахтеру!"
И товарищ Исаев вспоминал. И лицо его отражало все, что требовалось.

(а теперь попробуйте посмотреть сериал, не думая об этом)
nervalis: (Default)
Щас я расскажу, как меня в школу принимали. 

Школа была выбрана мамой, понятно, очень непростая, спец-преспец-английская, родители детей - дипломаты и кагебешники, а шеф у школы - Курчатовский НИИ. Просто так в нее не брали. А моя бабушка, будучи знаменитым врачом-урологом, имела, так сказать, доступ к телам многих сильных мужей мира сего. В прямом, конечно, но и в переносном смысле тоже. И директора моей будущей школы давным-давно от какого-то мочеполового недуга лечила. Получается, что путь в крутую школу был мне открыт, но, тем не менее, система требует соблюдения правил, и собеседование для поступления пройти все-таки было необходимо.
Мы с мамой готовились целую зиму. Читать-считать я давно умела, но тут уж был проштудирован весь букварь от корки до корки, старенький мамин учебник математики с хитроумными задачками и много прочей нужной и ненужной литературы. В том числе - пара-тройка книжек с вдохновенными этюдами о детстве, юности и зрелости Ильича. Из всех этих сборников уже тогда запомнился больше всего знаменитый рассказ Бонч-Бруевича, а одна фраза из него даже и до сих пор встает перед глазами четким фотографическим снимком: "Владимир Ильич очень любил детей, и детишки это чувствовали". В общем, эту идиому я себе очень хорошо уяснила. И даже в чем-то тем детишкам завидовала.
Приходим с мамой в назначенный день в школу. Завуч начальных классов раскладывает передо мной всякие тесты и задачки. Я их выполняю, судя по ее удовлетворенному виду, правильно. Затем эта чуткая женщина, Надежда Борисовна, бумажки отодвигает в сторонку и говорит:
-А теперь, деточка, давай просто поговорим.
- Хорошо, отвечаю, давайте поговорим.
- Расскажи мне, деточка, что ты знаешь про Владимира Ильича Ленина? 
Ха! Ну уж про него я многое знаю! Много рассказать могу! Самое важное - что он очень любил детей. Ну, я и говорю:
-Хороший, мол, человек был, очень детишек любил. И они (особо подчеркиваю) это чувствовали.
Тетка довольна, но не совсем. - А кем, говорит, он для нашего народа был, ты знаешь?
- Знаю, - отвечаю. Он был очень хорошим для нашего народа. Очень. Детей любил, например...
- А кем он был? Как это называется?
Мама стоит рядом и беззвучно шевелит губами, подсказывает. Но я не слышу.
- Он добрый, - говорю, был. Ёлки детям устраивал и праздники всякие. И детишки его тоже любили.
Тетка начинает терять терпение. Достает из папки картинку, где мавзолей нарисован, показывает: - Узнаёшь?
- Узнаю, - отвечаю. Мавзолей. Мы там летом были.
- Так! - радуется завуч. А почему Ленина в мавзолее похоронили, ты знаешь? Ведь не всех там хоронят - а его - да. Вот почему?
Я напряженно думаю. Если причина - не дети, то кто?
Вдруг меня осеняет радостная догадка. Ходоки!
- Он, говорю, вообще добрый был, не только к детям. Всех крестьян у себя принимал, всех рабочих, стариков всяких. Он всех любил!

Не помню, чем тогда дело кончилось. Только мама, плача от смеха, вывела меня из кабинета, а сама осталась, для разговора тет-а-тет. В школу меня, понятно, в итоге приняли, но за это, конечно, бабушке спасибо.
А потом ехали мы домой, и я, подумав, решила все-таки узнать, чего же от меня эта Надежда Борисовна хотела.
- Она, - ответила мама, - хотела, чтобы ты сказала слово "вождь". А мы его с тобой еще не проходили.

nervalis: (Default)
Щас я расскажу, как меня в школу принимали. 

Школа была выбрана мамой, понятно, очень непростая, спец-преспец-английская, родители детей - дипломаты и кагебешники, а шеф у школы - Курчатовский НИИ. Просто так в нее не брали. А моя бабушка, будучи знаменитым врачом-урологом, имела, так сказать, доступ к телам многих сильных мужей мира сего. В прямом, конечно, но и в переносном смысле тоже. И директора моей будущей школы давным-давно от какого-то мочеполового недуга лечила. Получается, что путь в крутую школу был мне открыт, но, тем не менее, система требует соблюдения правил, и собеседование для поступления пройти все-таки было необходимо.
Мы с мамой готовились целую зиму. Читать-считать я давно умела, но тут уж был проштудирован весь букварь от корки до корки, старенький мамин учебник математики с хитроумными задачками и много прочей нужной и ненужной литературы. В том числе - пара-тройка книжек с вдохновенными этюдами о детстве, юности и зрелости Ильича. Из всех этих сборников уже тогда запомнился больше всего знаменитый рассказ Бонч-Бруевича, а одна фраза из него даже и до сих пор встает перед глазами четким фотографическим снимком: "Владимир Ильич очень любил детей, и детишки это чувствовали". В общем, эту идиому я себе очень хорошо уяснила. И даже в чем-то тем детишкам завидовала.
Приходим с мамой в назначенный день в школу. Завуч начальных классов раскладывает передо мной всякие тесты и задачки. Я их выполняю, судя по ее удовлетворенному виду, правильно. Затем эта чуткая женщина, Надежда Борисовна, бумажки отодвигает в сторонку и говорит:
-А теперь, деточка, давай просто поговорим.
- Хорошо, отвечаю, давайте поговорим.
- Расскажи мне, деточка, что ты знаешь про Владимира Ильича Ленина? 
Ха! Ну уж про него я многое знаю! Много рассказать могу! Самое важное - что он очень любил детей. Ну, я и говорю:
-Хороший, мол, человек был, очень детишек любил. И они (особо подчеркиваю) это чувствовали.
Тетка довольна, но не совсем. - А кем, говорит, он для нашего народа был, ты знаешь?
- Знаю, - отвечаю. Он был очень хорошим для нашего народа. Очень. Детей любил, например...
- А кем он был? Как это называется?
Мама стоит рядом и беззвучно шевелит губами, подсказывает. Но я не слышу.
- Он добрый, - говорю, был. Ёлки детям устраивал и праздники всякие. И детишки его тоже любили.
Тетка начинает терять терпение. Достает из папки картинку, где мавзолей нарисован, показывает: - Узнаёшь?
- Узнаю, - отвечаю. Мавзолей. Мы там летом были.
- Так! - радуется завуч. А почему Ленина в мавзолее похоронили, ты знаешь? Ведь не всех там хоронят - а его - да. Вот почему?
Я напряженно думаю. Если причина - не дети, то кто?
Вдруг меня осеняет радостная догадка. Ходоки!
- Он, говорю, вообще добрый был, не только к детям. Всех крестьян у себя принимал, всех рабочих, стариков всяких. Он всех любил!

Не помню, чем тогда дело кончилось. Только мама, плача от смеха, вывела меня из кабинета, а сама осталась, для разговора тет-а-тет. В школу меня, понятно, в итоге приняли, но за это, конечно, бабушке спасибо.
А потом ехали мы домой, и я, подумав, решила все-таки узнать, чего же от меня эта Надежда Борисовна хотела.
- Она, - ответила мама, - хотела, чтобы ты сказала слово "вождь". А мы его с тобой еще не проходили.

nervalis: (Default)
 Если кто-то встал в это воскресное утро в дурном настроении, то вот ему подарок.

Я вчера хохотала так, что стены тряслись. В семье Марика Фрейдкина, как известно, подрастает мальчик Илюша (шести с половиной лет). Сразу видно, что ребенок воспитывается в творческой среде: он сочиняет гениальные сказки. Записывает их на компьютере. В этих произведениях, к смущению мамы мальчика, действуют три главных персонажа - попа, жопа и задница.
Уже сам по себе выбор героев хорош, правда? Ну, это анально-фаллическая стадия детского развития, все нормально. Но сюжеты! Сюжетные ходы! Не упадите со стула.

"Попа пришла в гости к Жопе и обозвала ее задницей(!)
И Жопа на нее за это сильно обиделась".

еще:
"У Жопы был день рождения. Попа решила подарить Задницу, но Задница не захотела дариться.
Тогда Попа сабрала армию поп и пошла войной на армию задниц, и победила задниц, и взяла Задницу в плен. И подарила Жопе.
Но Задница собрала армию задниц и жоп и пошла войной на поп за то, что ее подарили.
Но попа сабрала в 11100000 больше поп и выйграла войну. И опять подарила Жопе Задницу".

и еще:
"Попа позвонила своему хозяину. Алло, я хочу  какать. Ладно, сказал человек, и сел на унитаз и покакал".

талантище, а?!
nervalis: (Default)
 Если кто-то встал в это воскресное утро в дурном настроении, то вот ему подарок.

Я вчера хохотала так, что стены тряслись. В семье Марика Фрейдкина, как известно, подрастает мальчик Илюша (шести с половиной лет). Сразу видно, что ребенок воспитывается в творческой среде: он сочиняет гениальные сказки. Записывает их на компьютере. В этих произведениях, к смущению мамы мальчика, действуют три главных персонажа - попа, жопа и задница.
Уже сам по себе выбор героев хорош, правда? Ну, это анально-фаллическая стадия детского развития, все нормально. Но сюжеты! Сюжетные ходы! Не упадите со стула.

"Попа пришла в гости к Жопе и обозвала ее задницей(!)
И Жопа на нее за это сильно обиделась".

еще:
"У Жопы был день рождения. Попа решила подарить Задницу, но Задница не захотела дариться.
Тогда Попа сабрала армию поп и пошла войной на армию задниц, и победила задниц, и взяла Задницу в плен. И подарила Жопе.
Но Задница собрала армию задниц и жоп и пошла войной на поп за то, что ее подарили.
Но попа сабрала в 11100000 больше поп и выйграла войну. И опять подарила Жопе Задницу".

и еще:
"Попа позвонила своему хозяину. Алло, я хочу  какать. Ладно, сказал человек, и сел на унитаз и покакал".

талантище, а?!
nervalis: (Default)
Ника на кухне играла в литровую банку меда. Я в это время в ванной была, душ лился мне на спину, поэтому пребывала я в счастливом неведении.
Как можно с килограммом меда играть? Ну, например, можно его подбрасывать и ловить. А можно - не ловить, так даже веселее. Можно открыть крышку (открывание крышки - это сама по себе уже безумно интересная игра, долгая только), залезть в мед ложкой, а потом поднять ее высоко-высоко и выписывать на мёдном поле всякие красивые узоры. Можно эту банку таскать туда-сюда, проверяя себя на выносливость. А еще красивый вариант - опять же, открыв его, попробовать что-нибудь приготовить без рецепта. Например, медовые пряники. Или молоко с медом, которое Ника тоже очень любит.
Не знаю, какую из игр она выбрала в это утро, но что-то мне подсказывает, что это был синтетический порыв, компиляция из всех возможных вариаций. Еще мне очень интересно узнать, какую первую мысль подумали наши соседи снизу, когда в восемь утра им на голову упал потолок. Я-то из-за душа грохота не услышала. Зато услышала истошный Никин вопль: "А-а-а-а-а!!!!!! Мамааааа!!! Иди! Скорей! Сюда!"
Те, у кого есть дети, должны меня понять. За ребенка следует опасаться в двух случаях: когда он слишком долго и слишком тихо чем-то занят, и когда он вот так орет. Я подумала, что, по меньшей мере, она выпала в окно. Прямо картинку увидела, как висит моя девочка и за карниз держится...уф!
Вылетаю пулей из ванной, вода с меня в три ручья, по полу хвостом мокрый след тянется. И вижу следующую картину: половина кухни покрыта ровным слоем золотистого меда. Рядом валяется разбитая банка. Около банки замерли Ника и кошка в позах героев немой сцены "Ревизора".
Я никогда не паникую и не ругаю, у меня реакция стандартная: "Ну давай, убирай!", на что Ника задает резонный вопрос: "Но как?!"
Да уж, действительно.
Тогда мы берем по большой ложке, по глубокой тарелке, и начинаем этот мед собирать, проливая горькие слезы. Это же мед! А мы с Никой его так любим.
Ника говорит: "А давай мы его сейчас соберем с пола, а потом в другую банку перельем. Ведь никто кроме нас не узнает, что он на полу валялся". Я говорю: "Давай! ", и в этот момент замечаю несколько кошкиных волос, угодивших в липкую массу и безнадежно там увязших. Эх, пришлось этот мед все-таки выбросить. А то кошка, мало того, что животное шерстяное, так она ведь еще и с глистами быть может. А я с ними быть не хочу совсем.
О том, как я потом пол отмывала, умолчу. Это не так интересно. О том, как долго пол оставался липким - тоже.
Но когда я поднялась с корточек (такая же мокрая и голая, разумеется, как и была), то увидела окно с раскрытыми шторами. А за окном - дом напротив, и в нем тоже окно. А в окне - того дяденьку, что выходит по утрам побренчать на своей балалайке. Только в это утро он совсем не бренчал, а внимательно так на меня смотрел. Кажется, не мигая. "Свет-то у меня включен, вот он и видит все" - вспомнила я. И пошла вытираться-одеваться.

Сегодня еще и прощеное воскресенье, кстати. Простите меня все вместе и по-отдельности. А некоторые конкретные товарищи - в особенности. Я больше так не буду:)
nervalis: (Default)
Ника на кухне играла в литровую банку меда. Я в это время в ванной была, душ лился мне на спину, поэтому пребывала я в счастливом неведении.
Как можно с килограммом меда играть? Ну, например, можно его подбрасывать и ловить. А можно - не ловить, так даже веселее. Можно открыть крышку (открывание крышки - это сама по себе уже безумно интересная игра, долгая только), залезть в мед ложкой, а потом поднять ее высоко-высоко и выписывать на мёдном поле всякие красивые узоры. Можно эту банку таскать туда-сюда, проверяя себя на выносливость. А еще красивый вариант - опять же, открыв его, попробовать что-нибудь приготовить без рецепта. Например, медовые пряники. Или молоко с медом, которое Ника тоже очень любит.
Не знаю, какую из игр она выбрала в это утро, но что-то мне подсказывает, что это был синтетический порыв, компиляция из всех возможных вариаций. Еще мне очень интересно узнать, какую первую мысль подумали наши соседи снизу, когда в восемь утра им на голову упал потолок. Я-то из-за душа грохота не услышала. Зато услышала истошный Никин вопль: "А-а-а-а-а!!!!!! Мамааааа!!! Иди! Скорей! Сюда!"
Те, у кого есть дети, должны меня понять. За ребенка следует опасаться в двух случаях: когда он слишком долго и слишком тихо чем-то занят, и когда он вот так орет. Я подумала, что, по меньшей мере, она выпала в окно. Прямо картинку увидела, как висит моя девочка и за карниз держится...уф!
Вылетаю пулей из ванной, вода с меня в три ручья, по полу хвостом мокрый след тянется. И вижу следующую картину: половина кухни покрыта ровным слоем золотистого меда. Рядом валяется разбитая банка. Около банки замерли Ника и кошка в позах героев немой сцены "Ревизора".
Я никогда не паникую и не ругаю, у меня реакция стандартная: "Ну давай, убирай!", на что Ника задает резонный вопрос: "Но как?!"
Да уж, действительно.
Тогда мы берем по большой ложке, по глубокой тарелке, и начинаем этот мед собирать, проливая горькие слезы. Это же мед! А мы с Никой его так любим.
Ника говорит: "А давай мы его сейчас соберем с пола, а потом в другую банку перельем. Ведь никто кроме нас не узнает, что он на полу валялся". Я говорю: "Давай! ", и в этот момент замечаю несколько кошкиных волос, угодивших в липкую массу и безнадежно там увязших. Эх, пришлось этот мед все-таки выбросить. А то кошка, мало того, что животное шерстяное, так она ведь еще и с глистами быть может. А я с ними быть не хочу совсем.
О том, как я потом пол отмывала, умолчу. Это не так интересно. О том, как долго пол оставался липким - тоже.
Но когда я поднялась с корточек (такая же мокрая и голая, разумеется, как и была), то увидела окно с раскрытыми шторами. А за окном - дом напротив, и в нем тоже окно. А в окне - того дяденьку, что выходит по утрам побренчать на своей балалайке. Только в это утро он совсем не бренчал, а внимательно так на меня смотрел. Кажется, не мигая. "Свет-то у меня включен, вот он и видит все" - вспомнила я. И пошла вытираться-одеваться.

Сегодня еще и прощеное воскресенье, кстати. Простите меня все вместе и по-отдельности. А некоторые конкретные товарищи - в особенности. Я больше так не буду:)
nervalis: (Default)

У одного знакомого живут собаки. Мальчик и тоже мальчик. Очень породистые оба, но разных пород - один поменьше, другой побольше. Тот, который побольше, - победитель многочисленных международных выставок. И, как предполагается, прекрасный будущий кобель-производитель таких же чемпионов.

Только вот незадача. Тот, который побольше, нежно полюбил того, который поменьше. Полюбил как мужчина мужчину. И настойчиво за ним ухаживает.
Приносит, значит, большой маленькому кость. И кладет перед ним, как дар. Маленький кость берет и начинает грызть, а большой тем временем, пока товарищ занят, потихоньку пристраивается сзади.
Маленький тут же кость бросает и зловеще рычит, но большой, как ни в чем ни бывало, снова пододвигает к нему свой подарок. И только доверчивый друг берет эту кость в зубы, как старший тихой сапой подкрадывается сзади...
Хозяевам было, конечно, смешно, пока к ним в дом не привезли суку. Везли аж из из самого Таллинна, и предназначалась она, конечно, для призера и производтеля. Понюхал наш кобель суку - и отошел в сторонку. А сука-то тоже не простая, победительница и призерка. И муж ей нужен подстать, чтобы родить такое же чемпионское потомство. Так что живет теперь эта сука в чужом доме уже третьи сутки. Течка у нее скоро кончится. А кобель - ноль внимания.
Перестали хозяева ночами спать. К звукам прислушиваются. "Слушай! - кажется, он пошел к ней!" - "нет, это он воду на кухне пьет..."
вот такая история.

nervalis: (Default)

У одного знакомого живут собаки. Мальчик и тоже мальчик. Очень породистые оба, но разных пород - один поменьше, другой побольше. Тот, который побольше, - победитель многочисленных международных выставок. И, как предполагается, прекрасный будущий кобель-производитель таких же чемпионов.

Только вот незадача. Тот, который побольше, нежно полюбил того, который поменьше. Полюбил как мужчина мужчину. И настойчиво за ним ухаживает.
Приносит, значит, большой маленькому кость. И кладет перед ним, как дар. Маленький кость берет и начинает грызть, а большой тем временем, пока товарищ занят, потихоньку пристраивается сзади.
Маленький тут же кость бросает и зловеще рычит, но большой, как ни в чем ни бывало, снова пододвигает к нему свой подарок. И только доверчивый друг берет эту кость в зубы, как старший тихой сапой подкрадывается сзади...
Хозяевам было, конечно, смешно, пока к ним в дом не привезли суку. Везли аж из из самого Таллинна, и предназначалась она, конечно, для призера и производтеля. Понюхал наш кобель суку - и отошел в сторонку. А сука-то тоже не простая, победительница и призерка. И муж ей нужен подстать, чтобы родить такое же чемпионское потомство. Так что живет теперь эта сука в чужом доме уже третьи сутки. Течка у нее скоро кончится. А кобель - ноль внимания.
Перестали хозяева ночами спать. К звукам прислушиваются. "Слушай! - кажется, он пошел к ней!" - "нет, это он воду на кухне пьет..."
вот такая история.

nervalis: (Default)

ходили с Никой в ГМИИ им.Пушкина. смотреть на мумии. а то она мне не верила, что мумии взаправду есть.
кроме мумий, Нику интересовало только кафе и надписи на дверях. я от расстройства с ней поругалась.
в греческом зале Нику увидела стая китайцев и все бросились с ней фотографироваться. Ника от камер умело уворачивалась, так что китайцам почти ничего не обломилось, кроме одного, самого удачливого.
потом он ходил и показывал всем картинку на своем фотоаппарате. но ничего, он им ее всем распечает, думаю.
и через десять лет в каждом китайском доме будет висеть Никин портрет.

на обратной дороге мы поплакали, помирились и обнялись, а я решила, что, пожалуй, в следующий раз мы пойдем в музей кукол и дарвиновский, а изобразительные искусства отложим на попозже.

nervalis: (Default)

ходили с Никой в ГМИИ им.Пушкина. смотреть на мумии. а то она мне не верила, что мумии взаправду есть.
кроме мумий, Нику интересовало только кафе и надписи на дверях. я от расстройства с ней поругалась.
в греческом зале Нику увидела стая китайцев и все бросились с ней фотографироваться. Ника от камер умело уворачивалась, так что китайцам почти ничего не обломилось, кроме одного, самого удачливого.
потом он ходил и показывал всем картинку на своем фотоаппарате. но ничего, он им ее всем распечает, думаю.
и через десять лет в каждом китайском доме будет висеть Никин портрет.

на обратной дороге мы поплакали, помирились и обнялись, а я решила, что, пожалуй, в следующий раз мы пойдем в музей кукол и дарвиновский, а изобразительные искусства отложим на попозже.

nervalis: (Default)
Вот и добрались мы до логической кульминации нашего популярного цикла. Кульминация - это отнюдь не конец, однако, некая вдохновенная крайняя точка, - суть самая памятная мне встреча с одним из жителей Олимпа, питающегося нектаром и амброзией, облагодетельствовавшего меня своим высоким вниманием. Встреча со священной, так сказать, коровой, как его нынче именуют, всерусскаго рока - Борис Борисычем Гребенщиковым.
Я, признаться, еще застала то время, когда бэгэ был вполне хорош. И стародавний альбом "Навигатор" уже считала дерьмом. Увлекалась его электрическими опытами середины восьмидесятых, посещала все концерты, где задавала лихого жару, а дверь и стены своей комнаты завесила его раритетными фотографическими изображениями в разных ракурсах. Помнится даже, как после одного из концертов (выбрав меня, из толпы, видимо, за широкополую мужскую шляпу и драный замшевый пиджак из бабушкиного сундука) ко мне подошли журналисты с камерой и спросили, люблю ли я бэгэ как музыканта или все-таки как мужчину - и я не нашлась, что ответить, ибо два этих образа к тому времени уже прочно слились в один идеальный. Был и еще случай, когда один человек клялся, что у него есть фото Гребенщикова без штанов, где заметно, что у того на заднице татуировка. Никакой фотографии у него не было, как потом выяснилось, - это он просто меня к себе домой заманивал, нехороший человек. Были и другие истории, и много их было.
В общем, диагноз очевиден. Но дело это прошлое, я, как водится, выросла, ибо годы шли своей чередой. В девятнадцать-двадцать лет музыка уже перестала иметь для меня определяющее значение при выборе друзей и подруг, а к детским романтическим увлечениям я относилась с приличествовавшим возрасту иронией и сарказмом.
Однако, судьба посчитала нужным поставить жирную точку в вопросе сотворения кумиров, благодаря чему я оказалась под новый год в одном из кабаков с одним из своих тогдашних хахалей.
Сидели мы с этим кадром, выпивали и закусывали, меня пытались нежно ухватить за руку, попутно отравляя мозг и душу тривиальнейшим бредом. Вдруг, о боги, отворилась дверь, и на пороге захолустного московского кабака возник он, мой спаситель, любовь и отрада моей юности, в жопу пьяный Борис Борисович. Отрада сумрачно оглядела зал и, не найдя свободного места, взгромоздилась на высокий стул у барной стойки, локоток к локотку со мною. У отрады было, видимо, плохое настроение. А может быть хорошее, судить не берусь, - ибо он пребывал уже в том блаженном состоянии, когда добро и зло остаются за границей мировосприятия. Так или иначе, Борису Борисовичу срочно требовалось догнаться, и пара соседей показалась ему спьяну неплохой компанией. Мы с радостью согласились: я - из любопытства, мой ухажер - из любви к искусству. Мы сами, сказать по-правде, уже были весьма и весьма хороши, - видимо, поэтому и разговор не клеился: не находили мы друг в друге понимания. Как бы то ни было, бэгэ пообещал выпивку за свой счет и заказал три стакана виски некого небанального сорта. Которого, увы, в данном заведении не оказалось. Вежливым барменом было придложено три других сорта на выбор, но кумир моей юности упорствовал в своем желании. Несчастный мальчик только разводил руками, твердя, что ничем не может помочь уважаемому человеку, и Борис Борисович, наконец, сжалился и махнул рукой: а, давай что есть! И немедленно выпил.
Выпив, в моем кумире проснулось естественное человеческое желание что-нибудь спеть. Сообщив всем присутствующим свои знаменитые имя-фамилию, он стал искать в заведении сцену. Но ни сцены, ни микрофона, ни, тем паче, музыкальных инструментов в этом подвале не оказалось. К тому же, в зале некстати появился управляющий, не желавший узнавать кумира и взывавший того к спокойствию и благоразумному поведению.
Ах так, сказал бэгэ. Ах так! Он схватил стул и бросил его оземь. Управляющий предложил вызвать милицию. Ах так, сказал бэгэ. Ах так! Он подошел к стойке и широким движением мужественной руки снес с нее всю батарею бокалов и рюмок. Управляющий сказал, что милиция уже приближается. Бэгэ сказал, а пошли вы на хуй. После чего, бросив на пол некоторое количество бумажных денег, удалился через дверь, так же неожиданно, как и вошел.
Что это было, подумала я.
Когда я обернулась на своего ухажера, того уже и след простыл - побежал, наверное, за кумиром, получать автограф.
Что было дальше, я не знаю. Больше мы друг другу не звонили и никогда не встречались. Вова, если ты меня слышишь - передаю тебе привет.
От бэгэ мне досталась пачка сигарет мальборо. Я ее давно выкурила.
nervalis: (Default)
Вот и добрались мы до логической кульминации нашего популярного цикла. Кульминация - это отнюдь не конец, однако, некая вдохновенная крайняя точка, - суть самая памятная мне встреча с одним из жителей Олимпа, питающегося нектаром и амброзией, облагодетельствовавшего меня своим высоким вниманием. Встреча со священной, так сказать, коровой, как его нынче именуют, всерусскаго рока - Борис Борисычем Гребенщиковым.
Я, признаться, еще застала то время, когда бэгэ был вполне хорош. И стародавний альбом "Навигатор" уже считала дерьмом. Увлекалась его электрическими опытами середины восьмидесятых, посещала все концерты, где задавала лихого жару, а дверь и стены своей комнаты завесила его раритетными фотографическими изображениями в разных ракурсах. Помнится даже, как после одного из концертов (выбрав меня, из толпы, видимо, за широкополую мужскую шляпу и драный замшевый пиджак из бабушкиного сундука) ко мне подошли журналисты с камерой и спросили, люблю ли я бэгэ как музыканта или все-таки как мужчину - и я не нашлась, что ответить, ибо два этих образа к тому времени уже прочно слились в один идеальный. Был и еще случай, когда один человек клялся, что у него есть фото Гребенщикова без штанов, где заметно, что у того на заднице татуировка. Никакой фотографии у него не было, как потом выяснилось, - это он просто меня к себе домой заманивал, нехороший человек. Были и другие истории, и много их было.
В общем, диагноз очевиден. Но дело это прошлое, я, как водится, выросла, ибо годы шли своей чередой. В девятнадцать-двадцать лет музыка уже перестала иметь для меня определяющее значение при выборе друзей и подруг, а к детским романтическим увлечениям я относилась с приличествовавшим возрасту иронией и сарказмом.
Однако, судьба посчитала нужным поставить жирную точку в вопросе сотворения кумиров, благодаря чему я оказалась под новый год в одном из кабаков с одним из своих тогдашних хахалей.
Сидели мы с этим кадром, выпивали и закусывали, меня пытались нежно ухватить за руку, попутно отравляя мозг и душу тривиальнейшим бредом. Вдруг, о боги, отворилась дверь, и на пороге захолустного московского кабака возник он, мой спаситель, любовь и отрада моей юности, в жопу пьяный Борис Борисович. Отрада сумрачно оглядела зал и, не найдя свободного места, взгромоздилась на высокий стул у барной стойки, локоток к локотку со мною. У отрады было, видимо, плохое настроение. А может быть хорошее, судить не берусь, - ибо он пребывал уже в том блаженном состоянии, когда добро и зло остаются за границей мировосприятия. Так или иначе, Борису Борисовичу срочно требовалось догнаться, и пара соседей показалась ему спьяну неплохой компанией. Мы с радостью согласились: я - из любопытства, мой ухажер - из любви к искусству. Мы сами, сказать по-правде, уже были весьма и весьма хороши, - видимо, поэтому и разговор не клеился: не находили мы друг в друге понимания. Как бы то ни было, бэгэ пообещал выпивку за свой счет и заказал три стакана виски некого небанального сорта. Которого, увы, в данном заведении не оказалось. Вежливым барменом было придложено три других сорта на выбор, но кумир моей юности упорствовал в своем желании. Несчастный мальчик только разводил руками, твердя, что ничем не может помочь уважаемому человеку, и Борис Борисович, наконец, сжалился и махнул рукой: а, давай что есть! И немедленно выпил.
Выпив, в моем кумире проснулось естественное человеческое желание что-нибудь спеть. Сообщив всем присутствующим свои знаменитые имя-фамилию, он стал искать в заведении сцену. Но ни сцены, ни микрофона, ни, тем паче, музыкальных инструментов в этом подвале не оказалось. К тому же, в зале некстати появился управляющий, не желавший узнавать кумира и взывавший того к спокойствию и благоразумному поведению.
Ах так, сказал бэгэ. Ах так! Он схватил стул и бросил его оземь. Управляющий предложил вызвать милицию. Ах так, сказал бэгэ. Ах так! Он подошел к стойке и широким движением мужественной руки снес с нее всю батарею бокалов и рюмок. Управляющий сказал, что милиция уже приближается. Бэгэ сказал, а пошли вы на хуй. После чего, бросив на пол некоторое количество бумажных денег, удалился через дверь, так же неожиданно, как и вошел.
Что это было, подумала я.
Когда я обернулась на своего ухажера, того уже и след простыл - побежал, наверное, за кумиром, получать автограф.
Что было дальше, я не знаю. Больше мы друг другу не звонили и никогда не встречались. Вова, если ты меня слышишь - передаю тебе привет.
От бэгэ мне досталась пачка сигарет мальборо. Я ее давно выкурила.
nervalis: (Default)
После некоторых колебаний решили мы продолжить цикл о встречах с великими людьми эпохи. Предыдущие выпуски можно найти в весенних номерах журнала.

Дело было лет восемь назад. В еврейский студенческий лагерь приехал И.Губерман. На его выступление - отчего ж не сходить. Ажиотаж был, то-се. Однако, когда зал был уже заполнен, я еще места своего не заняла, ибо была в то время сильно увлечена одним человеком (о чем тот и не догадывался) и искала возможность усесться на соседнее с ним кресло - а он, собака, сам никак еще не мог определиться, вот и торчала я от него неподалеку, где-то в районе закулисья. Стою, глаз с него не свожу. В это время, воспользовавшись моей незанятостью и кажущейся неприкаянностью, подлетает ко мне кто-то из вожатых и говорит, что, мол, товарищу Губерману срочно кофе принести надо. Не может он, мол, без него выступать. Цезария Эвора, например, должа петь босиком и с папиросами, а Губерману вот именно кофе нужен. И именно из моих рук, видимо, так как все остальные девушки уже сидят, а кофе-то по известной секретарской традиции должна именно девушка подносить.
Делать нечего, потащилась я в столовую за кофеем. Но когда шла обратно, случилось страшное. Тут мне память отказывает, - то ли по лестнице надо было подниматься, то ли руки дрожали от расстройства, что упустила свой предмет вожделения из виду, - в общем, пока несла я ту чашку, добрая половина содержимого вылилась в блюдце. Что делать, думаю. Первая реакция - вылить обратно. Потом думаю: как же так, кофе-то в блюдце уже холодный, если вылью я его в чашку, значит, и там холодным станет. Короче, нашла я за кулисами какой-то столик, поставила на него полупустую чашку, а сама то, что в блюдце было, выпила. И еще языком слизнула остатки - чтобы блюдце производило впечатление чистого.
Не знаю уж, в какой момент уважаемому поэту потребовалось за кулисы выйти. Но, как бы то ни было, последний этап с блюдцем он застал. Сказать, что он очень удивился - ничего не сказать. Он замер. А я говорю: "а мы тут, знаете ли, плюшками балуемся" - после чего, ничтоже сумняшеся, ставлю чашку на блюдце и подаю ему: "вот Ваш кофе". Он хмыкает, берет кофе и снова выходит на сцену. А я с понурой головою иду в зал. Там я нахожу свободное место, плюхаюсь в него, и всю дорогу не свожу глаз с Губермана, передавая ему сигналы своего смущения и чувства вины.
Самое обидное, что за весь, так сказать, концерт, он к этой чашке даже не прикоснулся. Обидно было почти до слез: я же старалась, несла, потом заметала следы, даже любовью, считай, пожертвовала, а он...
Но теперь я обиды на него не держу. Время - лучший лекарь.
nervalis: (Default)
После некоторых колебаний решили мы продолжить цикл о встречах с великими людьми эпохи. Предыдущие выпуски можно найти в весенних номерах журнала.

Дело было лет восемь назад. В еврейский студенческий лагерь приехал И.Губерман. На его выступление - отчего ж не сходить. Ажиотаж был, то-се. Однако, когда зал был уже заполнен, я еще места своего не заняла, ибо была в то время сильно увлечена одним человеком (о чем тот и не догадывался) и искала возможность усесться на соседнее с ним кресло - а он, собака, сам никак еще не мог определиться, вот и торчала я от него неподалеку, где-то в районе закулисья. Стою, глаз с него не свожу. В это время, воспользовавшись моей незанятостью и кажущейся неприкаянностью, подлетает ко мне кто-то из вожатых и говорит, что, мол, товарищу Губерману срочно кофе принести надо. Не может он, мол, без него выступать. Цезария Эвора, например, должа петь босиком и с папиросами, а Губерману вот именно кофе нужен. И именно из моих рук, видимо, так как все остальные девушки уже сидят, а кофе-то по известной секретарской традиции должна именно девушка подносить.
Делать нечего, потащилась я в столовую за кофеем. Но когда шла обратно, случилось страшное. Тут мне память отказывает, - то ли по лестнице надо было подниматься, то ли руки дрожали от расстройства, что упустила свой предмет вожделения из виду, - в общем, пока несла я ту чашку, добрая половина содержимого вылилась в блюдце. Что делать, думаю. Первая реакция - вылить обратно. Потом думаю: как же так, кофе-то в блюдце уже холодный, если вылью я его в чашку, значит, и там холодным станет. Короче, нашла я за кулисами какой-то столик, поставила на него полупустую чашку, а сама то, что в блюдце было, выпила. И еще языком слизнула остатки - чтобы блюдце производило впечатление чистого.
Не знаю уж, в какой момент уважаемому поэту потребовалось за кулисы выйти. Но, как бы то ни было, последний этап с блюдцем он застал. Сказать, что он очень удивился - ничего не сказать. Он замер. А я говорю: "а мы тут, знаете ли, плюшками балуемся" - после чего, ничтоже сумняшеся, ставлю чашку на блюдце и подаю ему: "вот Ваш кофе". Он хмыкает, берет кофе и снова выходит на сцену. А я с понурой головою иду в зал. Там я нахожу свободное место, плюхаюсь в него, и всю дорогу не свожу глаз с Губермана, передавая ему сигналы своего смущения и чувства вины.
Самое обидное, что за весь, так сказать, концерт, он к этой чашке даже не прикоснулся. Обидно было почти до слез: я же старалась, несла, потом заметала следы, даже любовью, считай, пожертвовала, а он...
Но теперь я обиды на него не держу. Время - лучший лекарь.

June 2017

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 01:26 pm
Powered by Dreamwidth Studios