nervalis: (Default)
Зуб даю: когда вырасту большая накоплю побольше рабочей потенции, сниму кино про поликлинику.
На чем держатся эти бесполезные заведения? Ежу ясно, что от тамошних служащих никто ничего не ждет, окромя синенькой бумажки больничного. Но врачихи, работающие в этих богоугодных домах, несомненно достойны быть увековеченными на кинопаленке. Вчера любимая заведующая третьим терапевтическим отделением г-жа Иванова продержала меня пять с половиной часов в приемной своего кабинета, потому что не знала, как заполнять журнал выдачи рецептов. Вместе со мной ждал мужик, пришедший оформлять бумажки по случаю кончины своей матери. Мотив, чтобы его помариновать подольше, у заведующей был безупаречный: Мертвые - подождут! - сказала она, - Им торопиться некуда.

Все, надоело! Больше ни слова о поликлиниках и больничках в журнале, теперь писать буду только о ебле любви.
nervalis: (Default)
Зуб даю: когда вырасту большая накоплю побольше рабочей потенции, сниму кино про поликлинику.
На чем держатся эти бесполезные заведения? Ежу ясно, что от тамошних служащих никто ничего не ждет, окромя синенькой бумажки больничного. Но врачихи, работающие в этих богоугодных домах, несомненно достойны быть увековеченными на кинопаленке. Вчера любимая заведующая третьим терапевтическим отделением г-жа Иванова продержала меня пять с половиной часов в приемной своего кабинета, потому что не знала, как заполнять журнал выдачи рецептов. Вместе со мной ждал мужик, пришедший оформлять бумажки по случаю кончины своей матери. Мотив, чтобы его помариновать подольше, у заведующей был безупаречный: Мертвые - подождут! - сказала она, - Им торопиться некуда.

Все, надоело! Больше ни слова о поликлиниках и больничках в журнале, теперь писать буду только о ебле любви.
nervalis: (Default)
Эксперимент по отлучению от жэжэ показал, что отсутствие писем в почтовом ящике способно повергнуть в уныние даже за несколько дней. А так все-таки имеем иллюзию насыщенной жизни и даже присутствия в социуме.
К тому же, умище-то девать некуда, кроме статей в девичьи журналы требуются ему и более утонченные развлечения. Поэтому продолжаю рассказывать дурацкие истории.
Вот, например, все вокруг гудят, никак успокоиться не могут, раскрашенного Штирлица обсуждают. А я это кино уже давно смотреть не могу. С тех самых пор, как узнала, почему лицо Тихонова в фильме отражает такую глубокую умственную деятельность.
Рассказывал об этом человек, принимавший непосредственное участие в съемочном процессе. Актер Тихонов (говорил он), вообще-то человек не очень высокого духовного уровня. Иными словами, не интеллектуал. Впрочем, для актера это только плюс. А еще Вячеслав Васильич - страстный футбольный болельщик. Ну, был таковым, по крайней мере.
Так как режиссеру Татьяне Лиозновой было необходимо, чтобы на экране г-н Штирлиц выражал серьезную и продолжительную работу ума, она искала способы сделать так, чтобы  придать лицу актера подходящее выражение. Выход был найден.
Каждый раз, когда Тихонова снимали крупным планом, кто-то из съемочной группы кричал ему: "Вспомни решающий гол Киевского Динамо Донецкому Шахтеру!"
И товарищ Исаев вспоминал. И лицо его отражало все, что требовалось.

(а теперь попробуйте посмотреть сериал, не думая об этом)
nervalis: (Default)
Эксперимент по отлучению от жэжэ показал, что отсутствие писем в почтовом ящике способно повергнуть в уныние даже за несколько дней. А так все-таки имеем иллюзию насыщенной жизни и даже присутствия в социуме.
К тому же, умище-то девать некуда, кроме статей в девичьи журналы требуются ему и более утонченные развлечения. Поэтому продолжаю рассказывать дурацкие истории.
Вот, например, все вокруг гудят, никак успокоиться не могут, раскрашенного Штирлица обсуждают. А я это кино уже давно смотреть не могу. С тех самых пор, как узнала, почему лицо Тихонова в фильме отражает такую глубокую умственную деятельность.
Рассказывал об этом человек, принимавший непосредственное участие в съемочном процессе. Актер Тихонов (говорил он), вообще-то человек не очень высокого духовного уровня. Иными словами, не интеллектуал. Впрочем, для актера это только плюс. А еще Вячеслав Васильич - страстный футбольный болельщик. Ну, был таковым, по крайней мере.
Так как режиссеру Татьяне Лиозновой было необходимо, чтобы на экране г-н Штирлиц выражал серьезную и продолжительную работу ума, она искала способы сделать так, чтобы  придать лицу актера подходящее выражение. Выход был найден.
Каждый раз, когда Тихонова снимали крупным планом, кто-то из съемочной группы кричал ему: "Вспомни решающий гол Киевского Динамо Донецкому Шахтеру!"
И товарищ Исаев вспоминал. И лицо его отражало все, что требовалось.

(а теперь попробуйте посмотреть сериал, не думая об этом)
Page generated Jul. 27th, 2017 12:41 pm
Powered by Dreamwidth Studios