nervalis: (Default)
Там было так: был сад, в саду - рояль,
Миниатюрный, черный, безголосый,
За кадкой с фикусом - забавная деталь -
Жил попугай с большим семитским носом,

Который (попугай) писал круги
Под потолком, для воли непригоден,
Священника неслышные шаги
По коридору - означали полдень,

Смех в сестринской обозначал обед,
Всегда пюре, печенье по субботам,
Поставьте здесь, сейчас придет сосед,
Ему двойную порцию компота,

Там вечером включали фонари
И телевизор старенький, пузатый,
Телепрограммы заглушали крик
Больного из шестнадцатой палаты,

Там было жарко, мухи, комары,
Открыть окно, сквозняк, уже не душно,
Последнее желанье - покурить,
Не отрывая темя от подушки,

Смех в сестринской, смотрели "Мимино",
Дежурные легли часу в четвертом,
И ангелы в открытое окно
Влетели и закрыли веки мертвым.
nervalis: (Default)
Я прорастаю в ноль, но не схожу с ума,
Психику измеряю пачками сигарет,
Матери не звоню неделями, кстати, ма,
Пользуясь случаем, передаю привет.
Мне правда обидно и правда ужасно жаль,
Что я не смогла исправить, и ты не смогла,
И черт бы побрал годовщину и битый хрусталь,
Когда я сбежала от праздничного стола.
Значит, я выросла, значит, равна нулю:
Не имею диплома врача, не варю щи,
Ненавижу, как в детстве, "батончики" по рублю,
Имею несколько неглубоких морщин.
Я уже взрослая, ма, я могу курить,
Могу воспитать ребенка, возделать сад,
Мой ноль - это просто способ дышать и жить,
Таща на себе систему координат.
nervalis: (Default)
Как поезд прибывает на перрон
И пассажир стремится уложить
Имущество в багажное нутро,
Так в старости раскладывают жизнь
На чеки и квитанции за газ,
Билеты в цирк, жетоны на метро,
На стопки писем и счета сберкасс.

Но сыпятся бумажки в пустоту
И внуки месяцами не звонят,
Дожить до сна, налить воды коту,
Смотреть на телефонный аппарат,
А вечером, начав стелить кровать,
Припомнить жизнь и детскую мечту,
Но мысль об этом сразу отогнать.
nervalis: (Default)
Вот дом, который построил Джек.

А это молоденькая училка,
Которая носит пучок на затылке
И теребит от часов ремешок,
Когда задает детям на дом стишок
О доме, который построил Джек.

А это Иван,
Восьмиклассник медлительный,
Который уроки берет дополнительно
У юной учительницы с пучком,
Которая мучает Ваню стишком
О доме, который построил Джек.

А это секс-бомба из старшего класса,
Которая носит блузон из атласа
И хочет губу проколоть,
О чем намекает прозрачно Ивану,
Который не в силах подняться с дивана,
Поскольку бунтует плоть,
Когда он сидит с англичанкой с пучком,
Измучившей мозг его глупым стишком
О доме, который построил Джек.

А это отличник Безрогов Василий,
Которого стрелы амура пронзили,
И он пал к ногам этой У.,
Известной секс-бомбы из старшего класса,
Которая сшила блузон из атласа
И хочет сережку в губу,
О чем намекает весьма недвусмысленно
Ивану, которому просто немыслимо
Подняться с дивана и выйти пешком
Из дома красивой училки с пучком,
С которой он тщетно сидит над стишком
О доме, который построил Джек.

и тд
nervalis: (Default)
бабушка

Надо запомнить и/или внести в блокнот.
Она говорила: "Опять от тебя разит!
Пока не явилась мать, распахни окно
И спрячь от меня свой курительный реквизит".
А классе в четвертом вручила свои часы,
Желтые цифры по белому кругу ("Полет"),
А я заболела краснухой - и жар, и сыпь -
И стрелки крутила, ждала, что она придет.
И этот, с которым мы вместо уроков в кино,
Сын дворника, жил через два этажа от нас,
Увидел ее, испугался, а мне смешно -
Не дрейфь, говорю, успокойся, она не сдаст.
На семьдесят лет в ресторане играли джаз,
Она танцевала с гостями, была мила,
А мне говорила: "Запомни меня сейчас",
И я через месяц на похороны не пришла.
nervalis: (Default)
Приборы настроишь и видишь, что жизнь проста.
Что каждый разумный предмет состоит из молекул:
Собака, крутящая веретено хвоста,
Влюбленный старик, выбегающий ночью в аптеку.

Он хочет купить валидол и таблетки для сна,
Он третий у кассы: щетина, покатые плечи.
А дома на кухне играет с собакой жена,
Смеется и просит у бога еще один вечер.

Облатка, сжигая его пересохший язык,
Растает во рту, распадется на микрочастицы,
Собака услышит шаги и к двери побежит.
Жена поцелует. Сегодня уже не случится.
nervalis: (Default)
И день пробит, и час произнесен.
Кто пережил сомненье, тот спасен.
Но рвет тетрадь верзила-ученик:
Прожил вчерне, а вышел чистовик.
И ночь легла, и давит на виски.
Он бел, как мел, стираемый с доски.

Над темным классом с низким потолком
Осенний мотылек с разбитым лбом
У абажура пишет виражи,
А осень говорит: "Лежи, лежи,
Считай дождей сырые волдыри,
Зима придет. Не врут календари".
nervalis: (Default)
Вот он выходит за дверь, не спросясь трюмо,
В мятой рубашке, в мягких домашних туфлях,
Солнце над деревом, облачное бельмо
Так же встает ежедневно и так же тухнет,
Вот он идет, вот солнце слепит глаза,
Неразличимый ад, этот свет кромешный,
Вот он бежит, автобус не опоздал,
Вот достает портмоне, проездной, конечно,
Вот он на службе, вот он идет в буфет,
Очередь из друзей (применить кавычки),
Вот бутерброд, который на вкус и цвет
Напоминает пончик из электрички,
Вот его место, компьютер и телефон,
Вот уже пять, а недавно было двенадцать,
После обеда немыслимо клонит в сон,
Надо держаться час, еще час держаться,
Вот он в автобусе, в третьем ряду у окна,
Вот он закрыл глаза, но теперь не спится,
Слева за ребрами мелко дрожит струна,
Ржут декольтированные девицы,
День забирает последний крутой виток,
Сто восемнадцать шагов, двадцать две ступени,
Вот и замочная скважина, ключ, звонок.

Сейчас он войдет и уткнется в ее колени.
nervalis: (Default)
Я подхожу к разомкнутой черте
Непризрачной, чернильной летней даты.
Ни точки, ни излома в темноте,
Ни легкости размытого «когда-то»,
Всё было – до. И после стало – всё.
Белесый свет на отвороте шторы,
Прочитанный в бессоннице Басё,
Звонок, поспешность сборов в коридоре,
Таксист-узбек, окурок из окна,
Спортсмен, усердно давящий педали.
Несовершенство памяти: она –
Нагроможденье крохотных деталей.

Стакан компота, зайчик на стене,
Раздавленные персики в пакете.
Врач повторяет: он ушел во сне.
А я слежу за мухой на паркете.
nervalis: (Default)
Ветер вернет назад
комья сырой земли.
Не открывай глаза,
это за мной пришли.

В сладком пределе снов
черные воды дня
вышли из берегов,
встали и ждут меня.

Я узнаю их зуд,
теплый и жадный рот,
это они грызут
ночью мое нутро.

Мертвые корабли
светятся и манят.
Это за мной пришли,
не отпускай меня.
nervalis: (Default)
Мышцу сердца обездвижить
Лентой изоляционной -
Не вполне традиционный,
Но удобный способ выжить.
nervalis: (Default)
Бывает так: подымешься от храпа
Уснувшего сожителя-сатрапа,
И утешает мысль о холодце.
Но закрома истощены вконец:
Нет холодца, он съел его, подлец!
И, главное, ни тени на лице... 
nervalis: (Default)
Меня замело этой бурею снежной.
Я стала сугробом. Но дворник Мирза
Лопату взял в руки упрямо и нежно
И начал работать, прикрывши глаза.

Клонились к закату январские сутки,
Ломал тишину резкий крик воронья.
Мирза откопал меня, нежный и чуткий.
Потом пригляделся – а это не я.
nervalis: (руки)
Ночью, перед рассветом выставишь себя на балкон,
не в мехах, а в халате, коленки обнажены,
снег распластан внизу, как пролитое молоко,
наверху облака сгрудились у луны.
Сбросишь пепел в сугроб, закроешь балконную дверь,
в голове подозрительная пустота,
успокойся, дело житейское, ты теперь
будешь жить за пазухой у Христа.
Захочет погладить по голове – ну пусть,
разреши и кофе в постель подать,
запомни: так выглядит благодать,
не можешь поверить – выучи наизусть.
А когда пообвыкнешь, то, выйдя опять курить,
дым последний высмаливая из груди,
догадайся поднять башку и поблагодарить.
И колени прикрой, не лето стоит, поди.
nervalis: (мальчик)
Мороз и солнце, день чудесный!
Еще ты дремлешь, зуд телесный.
nervalis: (мальчик)
Мороз и солнце, день чудесный!
Еще ты дремлешь, зуд телесный.
nervalis: (Default)
Лица стерты, краски блёклы.
То ли лица, то ли свёклы.
nervalis: (Default)
Лица стерты, краски блёклы.
То ли лица, то ли свёклы.
nervalis: (Default)
когда едешь в метро с утра,
поднимаешь голову вверх,
они катятся вниз проливаются до нутра,
свысока смотришь на всех,
сжимаешь рукой виски.
когда стираешь трусы и носки,
у тебя там не море, а маленькое озерцо,
они падают в таз с водой,
та становится голубой.
вместе с ними теряешь лицо,
оно тоже стекает в таз.
это раз.

когда лежа в постели врешь,
идешь в ванную, там блюешь,
говоришь «вали»,
а он не идет, целует в макушку,
признается в любви,
мудак.
потом до утра обнимаешь подушку,
подставляешь к щеке кулак,
чтоб не рухнула голова.
это два

когда во сне вдруг врубают зуммер,
жестокость будильника
на мотив умер-умер-умер,
встаешь, натягиваешь штаны,
отвозишь ребенка в школу,
по дороге пьешь кокаколу,
дома отвечаешь на звонки,
улыбаешься, раздвигаешь тиски,
назначаешь приятные встречи
прямо на этот вечер,
так спокойно внутри.

это три.

June 2017

S M T W T F S
    123
4 5678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 12:35 pm
Powered by Dreamwidth Studios